Сб, 15.12.2018, 18:02
Приветствую Вас Гость | RSS

Дневник стюардессы - Авиафорум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: FIX  
Авиафорум » Лётный состав » Бортпроводники » Дневник стюардессы
Дневник стюардессы
Nice_Pussy_CatДата: Чт, 17.03.2011, 08:53 | Сообщение # 1
КВС
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Первый самостоятельный полёт

Сегодня мой первый рабочий день. День, когда я отправляюсь в полёт без присмотра инструкторши. Самолёты в нашем авиаотряде небольшие, «Аннушки», как называют их ласково в народе, но для меня их величина не имеет значения.
Я иду по зданию аэропорта, и весь мой вид излучает удовольствие от своей жизни! На мне распрекрасная, по-моему, синяя форма, на голове пилотка….
- Ты летала на самолётах раньше?- спросила инструктор, когда мы познакомились.
- Конечно, каждый год, с родителями, - не моргнув глазом, ответила я. Только не стала уточнять что, имея маму железнодорожника каждый год мои «самолёты» возили меня по шпалам.
Я вспомнила, что когда в первый раз самолёт взлетел, я даже не почувствовала взлёта. Меня переполняла эйфория чувств. Наконец сбылась моя мечта о небе!

…Я иду по серебряному полю и вижу перед собой белоснежную птицу. Она уже размахнула крылья, чтобы умчать меня в сказочную страну…

Я поднялась по трапу самолёта и зашла внутрь. Скоро придёт экипаж. Это в кино стюардессы только и делают, что машут приветственно ручками и возят по салонам тележки с напитками. Да и вместо тележки у нас обыкновенные подносы. В жизни всё не так. Нужно встать в пять часов утра, приготовиться - взять запасную пару колготок, если вдруг первая пара порвётся; взять запасную белую блузку, если вдруг испачкается основная; не забыть положить в сумку рабочую тетрадь, косметику, и т.д., на случай если вдруг придётся подменить кого-то из заболевших девочек и заночевать в гостинице другого города; выйти на служебный автобус, пришедший в шесть часов; пройти ежедневный осмотр врача (температура, давление, общее самочувствие), получить инструкции у своего начальника (которая очень строга и, кстати, запрещает нам говорить о себе «стюардесса», нужно говорить «бортпроводник»), прийти в самолёт, проверить подготовку самолёта к прибытию утренних пассажиров (наличие подголовников на креслах, салфетки в кармашках кресел), получить напитки, сверить количество с ведомостью, расписаться, проверить посуду, а потом уже ждать дорогих пассажиров, ради которых собственно всё это и делается.

… Золушка порхала, и всё в её руках делалось быстро и аккуратно. Ах! Мне бы бабочек сюда и украсить ими стены. А ещё воздушных облаков, чтоб вместо подушек гостям на кресла положить…

И вот автобус привёз моих пассажиров. В самолёте всего 48 кресел. Одна стюардесса. В некоторых самолетах, если микрофон не работает, мы должны выходить перед пассажирами в салон, и громким поставленным голосом проговаривать свою информацию. Полёты обычно занимают по времени час-два. Наш авиаотряд выполняет только внутренние авиарейсы. Поэтому мы предлагаем пассажирам только напитки и иногда конфеты, если те будут нам поставлены.

… Вот мои гости заморские – короли и королевы, принцы и принцессы, маркизы и графини … Проходите, проходите. Я ждала вас в своём замке с самого утра. Музыканты приветствуют их звенящей музыкой. Какие вы все нарядные и красивые. Вы не пожалеете, что прибыли сюда. Вам понравится у меня в гостях…

Из автобуса выходят пассажиры и на какой-то миг, внутри меня что-то бухнулось с огромной скоростью вниз.
…Мама! Нет! Только не в первый день моей самостоятельности такие сюрпризы! …

ЭТО БЫЛА МУЖСКАЯ КОМАНДА СПОРТСМЕНОВ, КАЖДЫЙ ИЗ КОТОРЫХ ДЕРЖАЛ В РУКЕ СВОЮ КЛЮШКУ. Да. И это не всё! Это была СБОРНАЯ ГРУЗИИ по хоккею на траве!
Ладно, справлюсь! Улыбаясь, я приветствую молодых, высоких красавцев-мужчин, стараясь не показать, что от их огненных взглядов у меня дрожат руки и коленки.

… КОСМОС – ЗАЩИТУ! И я чувствую, как с неба на меня падает луч света, обволакивает меня в безопасный зеркальный кокон и теперь мне не страшно. Теперь я защищена, и моя тревога исчезает…

Рассадив пассажиров, я иду в кабину к экипажу. После небольшого доклада командиру экипажа о готовности пассажиров к вылету, я возвращаюсь в салон.
Ко-о-не-е-чно, микрофон не работает! И я уверена, эта дрянная штуковина специально притворилась сломанной железкой, чтобы посмеяться надо мной, когда я вынуждена буду выйти перед моими грузинскими гостями. Ну что ж! Пошла…
- Добрый день, уважаемые пасса…, - и тут в мою голову пришла смешная мысль, что оставшаяся часть слова звучит как «жиры». И видя перед собой спортсменов с большими плечами, руками и видимо такими же большими остальными частями тела, я нечаянно выделила эту часть слова, и салон самолёта взорвался оглушительным хохотом. Все развеселились, а я ка-а-ак покраснела! И тут встал тренер, повернулся к команде и взмахнул рукой. Все притихли и сидели улыбаясь. Я молчала, теряя драгоценные минуты до взлёта. Тренер повернулся ко мне и сказал:
- Дочка, ты не волнуйся. Мы столько летаем, что уже наизусть знаем, всё, что ты нам хочешь сказать. Иди, дорогая, присядь. А на ребят не обижайся, трудно быть серьёзным, когда видишь такую девушку.
- Спасибо, - улыбнулась я, - я справлюсь, присаживайтесь. И когда тренер сел, я прекрасно дочитала приветственную речь до конца. Потом проверила, пристёгнуты ли ремни у пассажиров и мой день начался….
… Сегодня было семь взлётов и посадок. Но мне казалось, что я устала совсем чуть-чуть. Наверно, дай мне волю, я так бы и не выходила из самолёта.

… Бал окончен. Гости разошлись. Уже затих на аллее стук колёс уезжающей последней кареты. Уже сложили инструменты мои музыканты. Я хожу по пустому залу, и перед моими глазами всё ещё кружат танцующие пары в нарядных одеждах. Ах, как прекрасен был прошедший день! Ах, как чудесен будет день завтрашний!...

Жанна Лесникова


 
Nice_Pussy_CatДата: Чт, 17.03.2011, 08:55 | Сообщение # 2
КВС
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Заоблачный кофе

Посвящается всем членам экипажа рейса N612 "Анапа - Петербург"
Ту-154М "Пулковских авиалиний", всем пассажирам,
а также всем родным и близким погибших в этой ужасной катастрофе.

Самолет разогнался, плавно оторвался от земли и стремительно стал набирать высоту. Внизу остался горнолыжный курорт Красная Поляна и группа моих друзей, которые в отличие от меня имели возможность покататься на лыжах еще пять дней. Мне же необходимо было вернуться в Москву по причине того, что мой короткий отпуск уже закончился, и меня ждали в офисе одной крупной торговой компании. Я безразлично полистал глянцевый журнал, засунул его в карман спинки впереди стоящего кресла и посмотрел по сторонам. Все вокруг было как всегда: пассажиры занимались кто чем мог, стюардессы проходили вдоль кресел по проходу со стаканчиком воды или пледа, а в иллюминаторе облака медленно переходили в чистую небесную синеву. Я зевнул и подумал, что хорошо бы выпить чашку черного кофе.

Как раз мимо меня проходила одна из тех стюардесс, которую я мысленно отнес в группу "добрых фей". Это у меня игра такая: при посадке в салон самолета я, по возможности, стараюсь рассмотреть всех стюардесс и мысленно разделяю их на две группы. "Добрые" и "злые" (как говорит один мой приятель "стервадессы"). "Добрые" по всем законам сказок и мифологий стараются искренне помочь любому человеку, в данном случае пассажиру, делают это искренне и с удовольствием. "Злые" же, как им и положено, ведут себя резко, иногда по-хамски и, если и помогают пассажиру, то с натянутой улыбкой, без удовольствия и с холодным, бесчувственным взглядом. После того, как все стюардессы разделены на "добрых" и "злых", я во время полета наблюдаю за их манерой общения с пассажирами, чтобы мои догадки подтвердились или опроверглись. Как правило, я почти всегда точно угадываю тип той или иной "небесной феи", за что мои друзья назвали меня "ЗПС - знаток психологии стюардесс". К счастью, "добрых фей" в воздушном царстве все-таки больше, и это не может не радовать.

Так вот, пробегающая мимо меня в данный момент стюардесса относилась по моей внутренней квалификации к группе "добрых фей", и я с радостью обратился к ней с вопросом.

- Простите мисс, - я специально начал так свое обращение, чтобы она сразу заострила на мне внимание. Могу я Вас попросить принести мне чашку крепкого черного кофе?
- Да, конечно, но только не чашку, а стаканчик и минут через десять. О’кей? - слово "о’кей" она произнесла с легким английским акцентом, что меня сразу развеселило. Стюардесса сразу включилась в мою игру, и мне это очень понравилось.
- Да, мисс, конечно. Но только прошу, черный и без сливок.

Девушка мне мило улыбнулась, быстро кивнула и пошла дальше по проходу. Я проводил взглядом это милое двадцатилетнее создание и снова открыл бестолковый бесплатный журнал. Прошло около двадцати минут, но кофе мне никто не нес. Я решил прогуляться до того места, где по моим расчетам должен находиться персонал. Рабочая зона стюардесс была задернута плотной синей занавеской, и я на некоторое время остановился около нее, раздумывая постучать мне или нет. За занавеской послышался негромкий смех нескольких стюардесс, которые весело кого-то или что-то обсуждали. Я отодвинул край занавески и просунул голову.
- Простите, кофе здесь наливают?

Две девушки в форме бортпроводниц и один молодой человек в белой рубашке с небольшим удивлением посмотрели на меня, соображая, что я хотел сказать своим нелепым вопросом.

- Ах, это Вы, - моя знакомая "добрая фея" узнала меня и, видимо, сразу вспомнила про мою просьбу. Извините, пожалуйста, техническая неполадка вышла. Юра уже все исправил и кофе будет готов через минуту.
Ясный взгляд и искренняя улыбка только подтверждали ее слова. На бейдже я прочитал имя Надежда и мысленно про себя добавил, что где-то рядом еще должны быть Вера и Любовь.
- Ладно, девочки, если что, я у себя. Не буду вам мешать, - молодой человек, который видимо и был тот спаситель Юра, подмигнул мне и направился в сторону кабины пилотов.
Вторая стюардесса хихикнула и с извинениями протиснулась в салон самолета между мной и перегородкой. Я сделал шаг и оказался с Надеждой наедине.
- Вообще-то, посторонним здесь нельзя находиться, - она кокетливо поправила свои темные волосы и повернулась ко мне спиной. Я с удовольствием внимательно рассмотрел ее фигуру, линии талии и бедер и отметил про себя, что это был мой любимый размер, если выражаться языком ослика Иа из мультфильма про Винни-Пуха. На секунду я забыл, за чем сюда пришел, но потом быстро взял себя в руки и ответил.
- Я уже ухожу. Только пообещайте, что я не буду брошен наедине со своей проблемой и окажусь в первых рядах тех счастливчиков, которым Вы предложите кофе.
Надежда рассмеялась, повернулась ко мне лицом, на котором выступил небольшой румянец и протянула мне руку со стаканчиком, в котором был налит горячий кофе.
- Видите, Вы самый первый! Осторожно, он очень горячий!

В это время мимо нас прошел один из пилотов и грозно спросил, почему здесь посторонние. Я что-то пролепетал про кофе, извинился и побрел к своему месту. По дороге самолет качнуло, и я чуть было не вылил содержимое стаканчика на сидящую у прохода крупную даму. По ее недовольному взгляду я понял, что был на волосок от грандиозного скандала. Почти затаив дыхание, я осторожно добрался до своего кресла и медленно в него опустился. Откинул столик, достал салфетку, поднес стаканчик к губам и сделал небольшой глоток божественного черного напитка. Через секунду я был готов выплюнуть все обратно, так как такой концентрации сахара в кофе я еще никогда не пробовал. Как говорится, положите мне восемь ложек и не мешайте. В этом стаканчике концентрация сахара превышала все допустимые нормы. Я откинул столик, встал и направился в тот самый закуток, где обитают стюардессы. Надежды там не оказалось и мне пришлось рассказать о своей проблеме ее напарнице Галине, которая пообещала все исправить в самое ближайшее время. Я вернулся на свое место и уткнулся носом в кусок бездонного, синего неба в иллюминаторе.

Через некоторое время в начале прохода появилась Надежда с Галиной, которые раздавали всем пассажирам обед. Я с нетерпением ждал, когда их тележка поравняется со мной и я снова увижу эти прекрасные, веселые глаза. Девушки поравнялись со мной, подали мне и моему соседу запакованный обед, и Надежда с улыбкой у меня спросила:
- Мне сказали, что Вы не любите сладкого? - Галя хихикнула, продолжая раздавать пластиковые контейнеры с едой сидящим рядом пассажирам. - Подойдите ко мне через пару минут, пожалуйста, как только мы закончим с обедом. Хорошо?

В ответ я смог лишь кивнуть и еще долго держал в руках пластиковый контейнер с едой, словно читал про себя обеденную молитву. Так и не притронувшись к еде, я через некоторое время уже стоял за занавеской в обществе двух "добрых фей". Бортпроводницы Надежда и Галя не переставали улыбаться и многозначительно переглядывались.
- Простите, как Вас зовут? - Надежда разговаривала со мной и одновременно сразу делала несколько дел. Я чувствовал себя здесь немного лишним.
- Кирилл, 26 лет, работаю менеджером по продаже в крупной торговой компании. Правда, всего полгода. До этого работал в другом месте.
- Ух, как Вы про себя все свои анкетные данные сразу выпалили! Я - Надя, а это моя подруга Галя. Будем знакомы! - Надежда весело посмотрела на свою напарницу и поправила заколку на голове. - Про семейное положение забыли сказать.
- А разве и так не ясно: кольца на правой руке нет, с радостью готов поддержать беседу с красивыми девушками. По-моему, должно быть понятно, что я мужчина свободный.
- Кольцо ничего не значит, а уж общение и подавно. Правда, Галь? - обе девушки засмеялись над чем-то своим женским, понятным только им одним. Я стоял и глуповато улыбался. Всегда считал себя в отношениях с женским полом очень смелым и юморным, а тут меня словно подменили. В горле пересохло, мысли путались, и стало очень жарко.
- Мне бы водички или кофе - я уже и не знал, чего больше мне хотелось и хотелось ли вообще. Передо мной стояла девушка, которая мне сразу понравилась, а я делал все, чтобы в ее глазах выглядеть настоящим тормозом и занудой.
- Так водички или кофе?
- Все-таки кофе, - улыбнулся я и утвердительно кивнул головой.
- С сахаром неудобно как получилась. Заболталась с Вами и сыпанула двойную порцию.
- Хорошо, что это сахар был, а не соль, - Галина впервые поддержала наш разговор.
- Пожалуй, да, - мне было очень комфортно общаться с этими приветливыми, милыми стюардессами. Я надеялся, что они думают обо мне тоже самое.
- Нам болтать и правда не полагается, - Надежда сменила свое веселье на официальный, сдержанный тон. - Вам кофе черный, без сливок?
- Это как в том анекдоте про стюардессу "Мужчина, Вы обедать будете?" - "А какие у меня есть варианты?" - "Да или нет?!"
Обе девушки сдержанно улыбнулись, Галина вышла в салон к пассажирам, оставив нас снова одних.
- Кирилл, я Вам все принесу. Можете вернуться на свое место.
- Это приказ или просьба?
- Правда, Вам не стоит здесь находиться, - ее тон стал более человечным и мягким. Вы пришли-ушли, а нам с командиром потом иметь неприятный разговор. Вы же не хотите, чтобы у меня и Гали были проблемы?
- Извините, я все понял, - я резко развернулся и направился вдоль салона к своему месту.

Мой сосед около окна, пожилой мужчина в очках, посмотрел на меня и спросил:
- Что, не получается знакомство завести?
- Да не особо и хотелось, - нагло соврал я и стал мрачнее тучи. - Таких девушек вокруг целые толпы ходят.
- Не знаю, не знаю, - мужчина отрицательно покачал головой. - Но если бортпроводница во время полета готова с пассажиром поболтать на отвлеченные темы, то это не просто так. У меня племянница летает в "Аэрофлоте" и я кое-что из их жизни знаю.

Мужчина развернул газету "Советский спорт" и погрузился в чтение. Я был в смятении и не знал, чем себя занять. К моей радости скоро в проходе опять появились мои знакомые "добрые феи", которые сначала забрали у всех пассажиров пустые контейнеры из-под обеда, а потом стали предлагать чай или кофе. На их лицах были учтивые и милые улыбки, но не более того.

Подошла моя очередь ответить, что я желаю: чай или кофе. Я посмотрел Надежде прямо в глаза и увидел спокойный взгляд и вежливую улыбку.
- Мне кофе, пожалуйста, - я сделал ударение на слово "кофе" после того, как мой сосед попросил себе чаю. - Без сливок.

Надежда взяла со столика на колесах маленький термос и налила в поданный мною стаканчик горячий кофе. Потом она чуть наклонилась ко мне и почти шепотом быстро сказала:
- Этот кофе я сварила специально для Вас из личного запаса нашего командира. Надеюсь, что он об этом не узнает.

Пока я переваривал только что услышанное, девушки уже миновали мой ряд, и я слышал их голоса позади себя. - Как пахнет вкусно! Просто заоблачный аромат, - сказал мой сосед, посмотрев в мой стаканчик поверх очков. - Обычно в самолетах кофе так не пахнет. Или я не прав?
- Заоблачный кофе, - сказал я сам себе словно заклинание.

Мужчина улыбнулся, вздохнул "эх, молодежь!", поправил свои очки и продолжил чтение газеты. Я поставил стаканчик на столик и выглянул в проход, чтобы оценить, сколько девушкам еще предстоит заниматься своими обязанностями. Мне не терпелось под любым предлогом оказаться за той синей занавеской, которая уже не отделяла нас, а как мне казалось, была мостиком в начавшихся отношениях. Либо я прав, либо я ни черта не понимаю в женской психологии. А еще ношу гордое звание ЗПС!

Вдруг неожиданно в салоне возникла какая-то суета, стюардессы пробежали в соседний салон бизнесс-класса. Потом мимо нас несколько раз быстрым шагом прошла бортпроводница Галина. Видимо, что-то случилось, и стюардессам было не до нас. Когда командир экипажа обратился по внутреннему радио с вопросом, есть ли среди нас врач, то все стало понятно. Как выяснилось позже, одному из пассажиров бизнесс-класса стало плохо с сердцем, что и вызвало подобную суету. К счастью, в нашем салоне летел врач, который ушел вместе с Галиной и появился только минут через сорок. До самого конца полета больше Надежду я не видел. Видимо, у нее было дело более важное, чем флиртовать с молодым человеком, которого она, скорее всего, больше не увидит.

Посадка самолета в Шереметьево прошла плавно и без резких толчков. Через несколько минут я вместе со всеми пассажирами пробирался к выходу самолета, чтобы спуститься по трапу навстречу шумной Москве. Чем ближе я подходил к выходу, тем сильнее билось мое сердце. Перед самым выходом я остановился на несколько секунд и взглянул Надежде в глаза. Печаль, усталость и одновременно с этим радость и благодарность за подаренные минуты общения прочитал я в этих прекрасных глазах.

Моя "добрая фея" сдержанно улыбнулась и произнесла:
- До свидания, всего Вам доброго.
- Спасибо Вам большое! И всего Вам хорошего, - ответил я, посмотрел на обеих стоявших у выхода стюардесс и быстро сунул клочок бумаги в руку Надежды. Похоже, что она была не готова к такому повороту событий, но листочек спрятала у себя в ладони, как будто ничего и не было. Галина мне улыбнулась и тоже пожелала всего хорошего.

Я перед выходом написал все свои телефоны, которые знал: мобильный, рабочий и домашний. Мне очень хотелось как минимум поблагодарить мою "добрую фею" за тот великолепнейший кофе, которая она приготовила специально для меня. На самом деле, я был уже влюблен. Я летал над облаками на крыльях любви, представляя, какие нежные и ласковые слова я скажу Надежде во время нашей встречи на земле. Я ждал звонка буквально каждый день, но Надежда мне так и не позвонила. Вернее, она не успела мне позвонить.

Через неделю после нашей случайной встречи в самолете, мне позвонила Галя и все объяснила. Надю попросили поработать на другом рейсе, и она физически не успела мне перезвонить. Она очень хотела это сделать сразу же после возвращения из своего очередного полета. Надежда ей сказала, что хотела бы со мной выпить кофе теперь уже на земле и в более романтической обстановке: только она, я и душистый кофе, с которого все началось…

Галя со слезами в голосе сказала, что Надежда была среди членов экипажа того самого самолета, который потерпел крушение два дня назад, и про который передавали по всем телевизионным каналам. Погибли все члены экипажа и все пассажиры. Я молча повесил трубку, закрыл лицо руками и заплакал. В мою чашку с кофе капали соленые слезы, но мне это было уже совсем безразлично…

Рассказ любезно предоставил Соколовский В.


 
Nice_Pussy_CatДата: Чт, 17.03.2011, 08:56 | Сообщение # 3
КВС
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Стюардессы...о Вас....

Их провожают завистливыми взглядами. Да и какая женщина, устало
волокущая домой тяжеленные сумки с продуктами, не оглянется на стайку
длинноногих красавиц, в безупречной форме, в изящной обуви, с наимоднейшими
прическами, с ароматом французских духов... Я уж не говорю о мужчинах. Все
стюардессами любуются, все им завидуют. Молодые девчонки поголовно мечтают о
такой романтической профессии, о дальних странах, о больших высотах, о ярких
впечатлениях...ну и, конечно же, о высоких заработках... о муже-пилоте...
Да так оно и есть. Есть и высоты, и расстояния. И деньги есть. И
впечатлений...господи, как надоела эта "черная икра", ложками, каждый день,
каждый день ... уже хочется чего-нибудь другого... омаров, что ли... или
просто выспаться.
Работа в авиации тем и отличается от земной, что -- либо икра ложками,
либо пустые щи. Машина полетов так же затягивает за рукав в шестерни и уже
не отпускает, прокатывая бесчисленное количество кругов -- и зубьями,
зубьями по телу.
Мы делим с ними все: и работу, и отдых в рейсах, и судьбу. Иногда
вместе и хоронят. Специфика такая. Работа свела нас, и волей-неволей надо
приспосабливаться и вместе тянуть лямку, помогая друг другу, понимая друг
друга, заботясь друг о друге.
Сидим на запасном в богом забытой Хатанге, ожидая открытия Норильска.
Пассажиры томятся в вокзале, мы коротаем время на креслах в самолете.
Молодая девчоночка скрючилась, укрывшись своим многофункциональным плащом.
Он -- и пальто в холодный ветреный день; он -- и халат в неуютной гостинице,
когда надо перебежать по коридору в далекий туалет; он -- и одеяло, вот
нынче на креслах; по дождю он -- дождевик; я видывал, как на берегу на нем
сидели и играли в карты, и водочку пили, бывало.
Укрылись, поджали ноги, спят...дело молодое. А "старушки", то есть те,
кто пролетали уже десятка два лет и видали виды, соображают, как бы это
бросить чего горяченького в желудок. А его подвело: сидим-то долго, и конца
не видать.
-- Командир, кофейку?
Откуда у них что берется. Из ничего сооружается ужин. Черствые казенные
булочки, которыми еще, кажется, батька Махно поезда под откос пускал,
разрезаются пополам и, претерпев одним женщинам понятные изменения,
пропитанные маслом, подрумяненные в духовке, подаются на тарелочке с
кусочками колбасы, ломтиками сыра, долькой лимона...И горячий кофе... И все
это так элегантно и -- как само собой разумеется: экипаж устал, надо
покормить.
-- А вы-то сами?
Разумеется, они-то сами наелись. Когда готовили. Ты давай ешь, капитан,
да принимай грамотное решение: вези скорее.
Это -- наши девочки. А мы для них -- мальчики. Всегда. Они своим долгом
считают -- хоть как-то, хоть чем-то облегчить нашу работу... а они уж
вытерпят, извернутся, поспособствуют.
Они же видели, как спит на креслах мой жилистый Филаретыч, закатив
полуоткрытые от усталости глаза под лоб.
Теплое чувство благодарности греет сердце. Они нас берегут. А мы уж
постараемся сберечь их.
Снова залегли на кресла, скрючились под плащами; юбки расправлены на
спинках кресел, чтоб не измять. Экипаж спит, я иду принимать решение.
Норильск открылся, даю команду сажать пассажиров и еле успеваю проскочить на
трап перед нахлынувшей толпой.
-- Подъем, пассажиры!
Слетели плащи, девчонки попрыгали в юбки; ритуальные движения перед
зеркалом -- и стоят, стройные, элегантные, затянутые, с улыбками:
"пожалуйста, проходите, занимайте свои места"...
Экипаж вяло поднимается с кресел -- штаны пропеллером, растрепанные
волосы, галстук на боку... поползли в кабину. Нам -- пробиваться через
заряды и обледенение, девчатам -- принимать на себя разряды настроения
уставших пассажиров. У каждого своя работа.
Когда девчоночки всякими правдами и неправдами пробиваются в
стюардессы, они еще не знают, что придется работать бортпроводницами. Они
еще порхают в розовых ожиданиях: повидать мир, покрасоваться в салоне своей
точеной фигуркой перед пассажирами, ловя восхищенные взгляды: "ах, как вам
идет эта форма!" -- это еще пионерская зорька играет... Ну там, несколько
раз за лето побывать на сочинских пляжах, привезти прекрасный загар...
первые заработки... это ж не кули ворочать...
Первая пара летних месяцев быстро остужает романтические представления.
Бессонные ночи, материальная ответственность, бесконечный пересчет
чашек-ложек, притирание в женском коллективе, где воспитание языком иной раз
хуже, чем кулаком; теснота и неуют гостиниц и пресловутых кресел в салоне;
бесконечное ожидание разгрузки самолета, когда экипаж уже ушел, машина
выстуживается, холод проникает во все щели, и цепенеешь в дреме...
Нет, назавтра -- рейс к морю и пальмам... а оттуда выдернут к комарам
на Север, а потом в резерв, а оттуда полетишь как раз туда, куда по
молодости и неопытности не захватила либо купальник, либо теплые рейтузы.
Неудобств много, и должна выработаться привычка к вечной дороге, к
отсутствию горячей воды, когда без нее как раз не обойтись, к умению
создавать себе удобства на пятачке своими руками и варить щи из топора. И
надо не опуститься до привычки к дорожной, простительной вроде,
грязноватости.
Надо привыкнуть к бесконечной неподвижности длинного, долгого полета,
когда все дремлют, а ты не моги: дежурь, ожидай вызова и исполняй капризы
пассажиров.
Надо научиться решать свои проблемы, не отвлекая экипаж. Проблем много,
опыта нет, хватки нет, нервов не хватает, старшая тетя зудит, пассажиры ждут
улыбки; время либо спрессовано, только успевай, либо тянется, и некуда
деться.
Постепенно нарабатывается опыт. Профессия бортпроводника -- такая же
серьезная и нелегкая, как и все другие. Да нелегких работ и не бывает.
Легкая -- это так, забава...А тут надо многое знать и уметь, и
тренироваться, и вырабатывать мужество, и умело действовать в сложных
ситуациях; надо постоянно думать о своих пассажирах, жить их заботами -- и,
в конце концов, надо делать ЭТО красиво. И все это на высоте десять
километров над землей.
Я знаю бортпроводников -- и девчат, и парней, -- кто начал летать чуть
ли еще не с братьями Райт. Долетали до седых волос. Держатся за свое Дело.
Умеют. Профессионалы. Спрашиваешь: не пора ли на землю? Да как бросишь: на
земле скучно. А кормить кто будет?
Они любят свою работу, и клянут ее, и непрочь бы подыскать полегче...а
бросить сил нет. Засасывает. А уже ж бабушки...
Уже молоденькой бортпроводнице доверяют принимать багаж, и груз, и
почту. Стой под крылом, считай, смотри, чтоб места не были нарушены...
потаскают пару раз на склад, перевесят тонн пять, составят акт... научишься
быстро. Поймешь шкурой материальную ответственность. Намерзнешься под
самолетом в том Норильске -- поймешь, как надо одеваться на Север: грубые и
некрасивые, но теплые, "двухконтурные" пылевлагонепроницаемые "невыразимые"
-- лучше тончайших, подчеркивающих форму колготок. Но слаб человек, а тем
более, женщина... хочется, чтоб мужчины восхищались... Однако, Север научит
возить с собой и то и другое, и все в сумке. Тащит, бедная, ту сумку или
чемодан на колесиках, неподъемный, аж ноги выгибаются... Хочется и красотой
сверкнуть, и здоровье сберечь, и как-то все вместе.
Конечно, есть отсев. Кому-то не хватает характера, кто-то не умеет
приспособиться, кто-то, раз попав в хорошую трепку, уже не может избавиться
от страха. Но кто остался, тот сел на иглу полетов.
Конечно, такая работа слегка вроде как развращает. Это не конвейер, нет
режима, после трудного рейса женщине надо хорошо выспаться... (А то мужчине
не надо...) Потом, ведь -- сидишь, сидишь, сидишь... И все тебе на
тарелочке: положено -- получи. И, честно говоря, как-то так получается, что
после рейса много чего остается...в той же сумке...
Но это издержки образа жизни. А сама работа -- серьезная. И что-то
немногие из бортпроводников находят силы бросить ее и жить на земле по
режиму.
А годы идут. Молодость, красота, любовь, секс -- от этого не уйти
никому. Да и в каком же возрасте заниматься любовью.
Только вот семьи не получается. Дети -- да, дети есть у всех. А
муж...ну какой мужчина согласится на такую жизнь. Из рейса в рейс, из рейса
в рейс -- мать, жена, хозяйка дома... дома не бывает. Прилетела, 12 часов --
и снова в рейс. Летчики нынче не вылетывают саннорму, времена такие.
Бортпроводники вылетывают полностью, а то еще и продленку. Их, бедных,
выжимают посильней, чем нас. Да, за это платят хорошо -- вряд ли где на
наземной работе женщина столько заработает. Да только это же -- икра ложками
без продыху.
Я не знаю, как решают свои сексуальные проблемы наши девочки. По
крайней мере -- не так, как думает большинство. Нет, далеко не так. И все те
песенки, где усатые пилоты одной рукой держат штурвал, а другой ласкают
стюардессу, -- не более как дань общепринятому взгляду на летную работу.
Если, конечно, где-то возникла симпатия, переросшая в более определенное
чувство, молодые мужчина и женщина найдут место и клочок времени. Но это не
жизнь... так, эпизод.
В общем, ранний брак стюардессы чаще всего бывает данью возрасту и
природе, ошибкой молодости. Он расшибается о прозу жизни. Дальше она
поднимает ребенка, а то и двух, сама. Дети болтаются между бабушками, а
молодая мама зарабатывает деньги.
Понять и принять жизнь бортпроводницы может, пожалуй, только человек,
близко связанный с авиацией, чаще летчик. Так что мечта о муже-пилоте не так
уж и нереальна. Но семья эта имеет ряд сложных проблем, и если супругам
удается ее сохранить, то честь им и хвала, и низкий поклон. А они вам
ответят: а куда ж денешься. Лучше уж так, чем никак.
-- Ну, раз так много зарабатывают, пусть наймут няню.
На няню, и вдвоем зарабатывая, не хватает. И выходит, что хоть икра и
ложками, но -- кабачковая...
Вот реалии нашей летной жизни: при всей красивости, серьезности,
ответственности, и прочая, и прочая -- мы все равно бьемся из рогожки в
дерюжку. В нынешней России честным трудом можно заработать только на
прожиточный минимум. Качество жизни -- в его европейском понимании -- у нас
все равно на уровне простого выживания. И что бы мне, старому воздушному
ездовому псу ни говорили, кого бы в пример ни ставили, я отвечу: все наши
новоявленные бизнесмены, миллионеры, "своим трудом" сколотившие капиталы,
ободрав нас с тобой, -- есть... ну, осмелься сформулировать!...Нет, не
осмелюсь. Мне ж их еще возить и возить.
Вот она везет их в салоне первого класса. Они похрапывают в своих
специальных креслах; глаза закрыты этакими масками...додумались же... Она,
вся в улыбке, носит им их специальную пищу, коньяки, обхаживает со всем
профессионализмом -- престиж компании... Работа такая.
Они, кто покультурнее, выходя, и спасибо скажут. А кто менее
культурный, развлекается. Жена известного тренера, крепко пьяная, шатается
по салону, пристает ко всем. То ей не так, это не так. "Не пондравился"
томатный сок в хрустальном стакане -- швыряет его в стенку. Девочки
улыбаются... вытирают, собирают осколки. Надо терпеть. Работа такая. А не
нравится -- надо было выходить замуж за футболиста, теперь бы за тобой
вытирали...
Теперь надо эту мадам успокоить, уговорить... упоить, наконец, чтоб
мертво спала и дала поработать. Дипломатом надо быть, психологом. Тысячи,
десятки, сотни тысяч и миллионы людей проходят перед глазами; их всех надо
усадить, привязать, объяснить правила, напоить, накормить, успокоить,
развлечь, разрешить неизбежные конфликты, стерпеть несправедливые упреки и
нападки, принять на себя разряды высокого напряжения, защитить честь фирмы.
А не дай бог что -- организовать, удержать от паники, скомандовать,
сохранить управляемость толпы и спасти людей. И все это с улыбкой.
И я верю, что они там, у меня за спиной, справятся. А они верят, что я
справлюсь за штурвалом.
Бортпроводнице надо пролетать семь с половиной лет, и тогда она имеет
право уйти на пенсию в возрасте 45 лет.
Пролетав 7 -- 8 лет, заработав право на пенсию, бортпроводница
оглядывается. Ей 25 лет, у нее ребенок, но еще можно устроить свою жизнь.
Надо только найти себе работу на земле. Но чтобы прилично зарабатывать,
нужно образование. Однако, девчат, совмещающих летную работу с заочной
учебой, я за всю свою летную жизнь встретил очень немного. Это немыслимо
тяжело. Нужен режим... и т. д.
А без образования куда идти -- в официантки? Вот в этом вся проблема.
На земле тяжело устроиться и не прожить на маленькую зарплату, да еще с
ребенком. Здесь есть что терять. Хорошо, если удастся найти выгодную партию
на земле... да только, вылетывая годовую саннорму -- около семисот часов в
год, -- где ты будешь ту партию искать, скрючившись на креслах, да по
гостиницам... Нереально.
Так и продолжается летная работа. Годы уходят, красота начинает
увядать, дети растут, требуют все больше и больше. И основной задачей и
стимулом жизни становится добыча.
Как они бьются за ту копейку! Как рыщут по рынкам с тележками, с
ящиками и мешками! Как торгуются!
Если бы я сам не помогал им таскать те мешки и коробки. Если б сам не
пил с ними водку после удачного оборота...
Загрузив те мешки в багажник, наши девочки, буквально в поте лица,
умудряются как-то привести себя в порядок и в салоне сияют элегантностью и
благоухают французскими духами. Женщина остается женщиной, хотя от тех
ящиков у нее... Но девочки держатся.
Я не знаю, какие проблемы волнуют стюардессу сингапурской авиакомпании.
Но я хорошо знаю проблемы иных проводниц красноярских, да и многих других
наших авиалиний: два мешка картошки -- и в Полярный. Не жадность, нет --
надо детей поднимать. Одной.
Характер закаляется. И как бывает обидно иной раз краем уха слышать,
как тетя, уже в возрасте, жесткими словами, иногда и откровенным матом
воспитывает новенькую, годящуюся ей в дочери. Ожесточает нас наша несуразная
жизнь, наша икра -- ложками-половниками...
У иных хватательный рефлекс превращается в синдром, а к старости -- в
манию. Нищета наша. Как она ломает людей.
Стукнуло 45. Как элегантны наши девочки в этом возрасте! Уж тут не
отнимешь -- профессионализм. Работа такая. И куда же с нее уходить. Пока
есть здоровье -- а в проводники идут, как и в летчики, с тройным запасом, --
надо летать до конца. Глядишь -- приводят дочерей своих. Редко какой
бортпроводнице удается дать своей дочери высшее образование -- спасибо, если
натаскается на курсах английского языка. Куда устроить ребенка -- да сюда
же, в стюардессы... правдами и неправдами. Вот уже и династия.
Когда пассажирская авиация только начиналась, не было проблем утром
прийти на работу, слетать из Лондона в Ливерпуль и обратно, а вечером
вернуться домой. Симпатичная девушка, обслуживающая в полете два десятка
пассажиров, имела семью и приличные средства к существованию. Возросший
пассажиропоток, конкуренция, расширение географии полетов потребовали, чтобы
симпатичные девушки летали больше и дальше. Начались ограничения: по
возрасту, семейному положению: замужних на эту работу в иных авиакомпаниях
не брали. Но заменить симпатичных девушек симпатичными парнями как-то не
получилось. Парни есть, успешно летают и исполняют обязанности, особенно
там, где надо под самолетом мерзнуть, отвечая за груз и почту. Но в салонах
всех самолетов мира приоритет -- за стюардессами.
Эти стюардессы, пролетав несколько лет, становятся состоятельными
дамами, зарабатывают право на пенсию и спокойно устраивают свою личную
жизнь. Они понятия не имеют, что такое два куля картошки на Полярный и почем
красная икра на Сахалине.
Идешь на вылет и думаешь: что за бригада? А девчата думают: кто
командир? Особенно если предстоит командировка в дальний аэропорт, где
сидеть дней десять и выполнять оттуда рейсы во все края.
Люди разные, а работать предстоит вместе. Меня беспокоит, дружная ли
бригада, нет ли среди проводниц одиозных личностей, за которыми глаз да
глаз, либо капризных, доставляющих массу беспокойства капитану. Их
интересует примерно то же самое. Молодых интересует, найдется ли пара для
совместного времяпрепровождения... Ну такова жизнь.
Мне они как дети -- что молодые летчики, что девчоночки. Приятно,
конечно, встретить и кого-либо из старшего поколения, с кем пришлось делить
перипетии летной службы еще в молодости, может, даже на Ил-18; они меня
помнят еще вторым пилотом, и мы с тех пор на "ты". С этими нет проблем, с
этими -- надежно, как и им со мной. Они попусту не дергают капитана: как там
погода и когда полетим. Они мудры: будет день -- будет пища. А когда
припечет, и выкрутишься, и, весь в мыле, переживаешь и прокручиваешь в мозгу
картинки, откроется дверь:
-- Мальчики, кофейку? -- и как бы ненароком погладит по плечу...
Потом, на земле, если будет время, соберемся вместе, пошлем гонца в
магазин, девчата быстро соорудят нехитрый стол: снимем стресс. Я, как
всегда, подниму первый тост за безопасность полетов. За тех, кто сейчас в
небе. Чтоб им пробиться сквозь стихию. Чтоб их дождались. Мягкой им посадки.
И мы выпьем водки.
Под сдержанный шум подвыпившей компании старая подруга будет плакаться
мне на свою несуразную жизнь. Сколько их было, таких сердечных разговоров...
"Плакала" водка, стюардесса таяла в розовом прошлом... а нынче уже с ярмарки
катит, и сколько еще бог даст -- до страшной, нищенской пенсии... Тут тебе
не Сингапур.
Времена, конечно, меняются. Приходит новый контингент, большей частью
выпускницы или студентки иняза; теперь знание языка обязательно. И учиться
стали заочно многие, и им создают для этого условия, дают отпуска на сессии.
И рейсы стали интереснее, за рубеж, и оттуда можно кое-чего привезти, и
доллары платят. Не так уж мрачна жизнь стюардесс, как это кажется мне,
старому ворчуну. И в самой работе наметился сдвиг к лучшему: чашки-ложки
считать уже не надо, все упаковано; не надо вручную вскрывать десятки
консервных банок... все это позади.
Но суть работы от этого не меняется. Во всяком случае те, кто летает
бортпроводницами, умеют переступить через "не хочу" и "не могу", знают
порядок, дисциплину, долг, понимают права, обязанности и ответственность,
умеют работать с людьми и знают жизнь. Они самостоятельны.
Их провожают завистливыми взглядами... А что. Работа прекрасная.

В.В.Ершов.."Раздумья ездового пса"...


 
Nice_Pussy_CatДата: Чт, 17.03.2011, 08:57 | Сообщение # 4
КВС
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Страхи стюардесс

Журналистка из Австралии Кейт Шнайдер мечтала стать стюардессой, а чтобы убедиться в правильности поворота судьбы, решила узнать,что больше всего раздражает бортпроводников в пассажирах. Получился вот такой список.

1. Когда пассажиры оставляют двери в туалет открытыми.
2. Просьба принести двойную порцию напитка
3. Когда пассажиры хлопают по плечу, чтобы обратить на себя внимание, вместо того, чтобы просто позвать.
4. Когда пассажиры просят помочь закинуть их сумки на верхние полки для багажа.
5. Когда пассажиры требуют, чтобы им сообщали о смене часовых поясов.
6. Когда пассажиры пытаются пройти в кабину для членов экипажа.

Какое-то занудство. Ну, подумаешь, принести вторую порцию сока. Также отреагировала и девушка Маша, стюардесса одной из российских авиакомпаний, которая все-таки осуществила свою детскую мечту. Жалобы на клиентов своих зарубежных коллег, с которыми ее ознакомили в начале интервью, вызвали только улыбку. Оно и понятно. Список типичных претензий к пассажирам у российских бортпроводников получился более длинным и выглядит значительно более внушительно:

1. Самые серьезные проблемы и раздражение вызывают туристы, которые сильно напиваются во время полета.
2. Дебоши и драки между пассажирами, угрозы и оскорбление в адрес стюардесс.
3. Хождение по салону во время, когда надо сидеть на своем месте, пристегнувшись ремнем безопасности.
4. Попытки не отключать электронные устройства, несмотря на предупреждения экипажа.
5. Самостоятельное "хозяйничанье" на кухне.
6. Курение в туалетах и даже в салоне.
7. Заигрывание со стюардессами.
8. Раздражают и мешают работать, любители выставлять ноги в проходы между рядами и сидеть на спинках кресел.
9. Наши пассажиры очень торопятся и стремятся схватить свой багаж с верхних полок и выскочить из самолета сразу же после приземления, во время рулежки.
10. Попытки некоторых туристов прихватить с собой "на память о полете" все, что только можно – от пледов, наушников, столовых приборов и стаканов, до бортовых журналов и схем аварийных выходов.


 
Nice_Pussy_CatДата: Чт, 17.03.2011, 08:58 | Сообщение # 5
КВС
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Награды: 2
Репутация: 4
Статус: Offline
Откровенные признания стюардесс

Что на самом деле происходит, когда в салоне самолета на высоте 39 тысяч футов гаснет свет?

Удостаиваются ли знаменитости особого отношения? И почему в туалет всегда очередь?
Газета The Times уговорила несколько стюардесс рассказать самые интересные истории из их практики.

Звезда рок-н-ролла
"Несколько месяцев назад во время фестивального сезона я увидела двух поп-звезд, которые в хлам напивались у бара. Он женат, у него есть дети, а она, то находит кого-то, то расстается. И вот они напивались все больше, а потом начали обниматься. Я была в шоке, но ничего не сказала, потому что это не мое дело.
Потом они вернулись на места, где все уже спали, он сел на основное место, а она пристроилась на табурет перед ним - вернее, наклонилась к нему. Там участвовало покрывало, но, скажем так, можно догадаться, чем она там занималась. Больше я ее диски не покупаю."

Мясо или рыбу, мэм?
"Я работала на американской авиакомпании, и одна бизнес-леди средних лет впала в припадок ярости, когда на ней закончился лосось. Она заявила, что она вегетарианка и начала рыдать и стучать кулаком по столу. Я попыталась ее успокоить, но обыскав весь самолет не нашла ничего кроме курицы. Она сказала, что съест, сколько сможет, но практически вылизала тарелку, и даже сказала мне, что было очень вкусно."

Горячо!
"Когда мы готовим еду, нам раздают специальные термопалочки для измерения температуры блюда - если они меняют цвет, значит еда достаточно разогрелась. Но обычно мы просто проверяем температуру пальцами. Это гораздо быстрее. Так что, если вы слышите вопль из кухни, скорее всего, еду скоро принесут!"

Неудачное приключение
"Я однажды застала в туалете самолета обнаженного мужчину. Он познакомился с девушкой на отдыхе, и они решили заняться сексом в самолете. Она же вместо этого схватила его одежду и убежала на свое место. Ему было очень стыдно, а она покатывалась со смеху."

Хорошие мальчики
"Нам часто приходится летать с футбольными командами, которые отправляются в Европу на матчи, и всегда интересно наблюдать за их поведением. Самыми грубыми были, конечно "Шпоры". Они летели в Прагу и вели себя по-хамски. Никто из них ни разу не сказал "Спасибо". Один был особенно невыносим, он сидел с наушниками на голове и наотрез отказался их снять. Никто из них не поднял задвижки на иллюминаторах во время взлета и посадки. А вот "Манчестер юнайтед" явили собой приятный контраст. Они были предельно вежливы. Сэр Алек Фергюсон только и говорил: "да, пожалуйста, нет, спасибо", и вся команда вела себя точь-в-точь как он. Они все сидели и играли на приставках в <Фифа>, кроме Рональдо, он закатывал глаза, когда встречался со мной взглядом, словно говоря: "Вы только посмотрите с какими детьми я имею дело".

Что-то мы медленно летим
"Одна дама, посидев минут 20 на своем месте в бизнес-классе, попросила у меня водку с тоником. Я ей сказала, что мы подаем напитки только после взлета, на что она с удивлением мне заявила, что думала, что мы уже взлетели. Все бы ничего, но она же сидела прямо у окна!"

Там дождь? - Нет, ветер.
"Одна леди с невозможно замысловатой прической очень занервничала, увидев, что ее место - у окна. Она сказала мне: "Я не могу тут сидеть. Я только что сделала укладку, и мне предстоит важная встреча. А вдруг кто-то откроет окно, что будет с моей прической?!"

У меня было похожее пальто
"Однажды во время рейса из Лос-Анджелеса в Лондон в нашем самолете летела Донателла Версаче. Глубокой ночью, когда все спали, мы с подругой от скуки решили изучить гардероб с верхней одеждой пассажиров. Там мы и обнаружили пальто Донателлы. Оно было чудесно, и мы по очереди примеряли его, изображая моделей на показе. Мы так хохотали, что забыли об осторожности, и в определенный момент увидели у себя за спиной Донателлу Версаче.
Она была в пижаме, явно только что проснулась, и шла в туалет. Она растерянно посмотрела на нас, как в полусне. Мы дышать перестали. К счастью, в туалете было свободно, так что она быстро скрылась за дверью. Мы еле успели снять пальто и убрать его в гардероб до того, как она вышла. На следующий день она ничего по этому поводу не сказала, так что, возможно, она решила, что все это ей приснилось".


 
Авиафорум » Лётный состав » Бортпроводники » Дневник стюардессы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: